Второй по важности игрок, вовлеченный в сирийский конфликт после США, и не могущий себе позволить оставить действия режима Эрдогана без внимания – так называемая «Ось Сопротивления»: Россия, официальный Дамаск, Иран и ливанское сопротивление «Хезболла». По правде говоря, данная коалиция далеко не всегда выступает и действует монолитно, однако в большинстве случаев заявления ливанских, сирийских, российских и иранских политиков звучат в унисон, а вооруженные силы данных государств по большей части действуют сообща.

Считающая себя главным союзником Дамаска и последовательно выступающая за территориальную целостность Сирии Россия, а вернее МИД РФ, 25 числа меланхолично высказала «озабоченность действиями турецкого руководства» :

«В МИД РФ в связи с турецкой операцией в Сирии выразили “глубокую озабоченность”: “Вызывает тревогу возможность дальнейшей деградации конфликта, в том числе с учетом возможных сопутствующих жертв среди мирного населения и обострения межэтнических противоречий между курдами и арабами»

(http://kommersant.ru/doc/3071717).

2TduRox1Lwk

Лидеры “Оси Сопротивления” – Башар Асад, Владимир Путин, Хассан Насралла

А днем ранее, через некоторое время после входа бронетехники в Джараблус, источник «Российской газеты» в дипломатическом ведомстве РФ неофициально, правда, но … одобрил «контртеррористические» действия Турции:

«Актуальными считают в МИД РФ контретеррористические действия Турции в Сирии. Как сообщило в среду информагентство ТАСС, об этом заявил источник в российском внешнеполитическом ведомстве.

“Контртеррористические действия в Сирии сейчас как никогда актуальны, тем более в районе сирийско-турецкой границы”, – приводит агентство слова дипломатического источника. Вместе с тем на Смоленской площади отметили, что эффективность подобных действий зависит от координации с руководством Сирии. “Важным фактором их эффективности является взаимодействие с Дамаском”, – добавил источник.»

(https://rg.ru/2016/08/24/v-mid-rf-sochli-aktualnymi-kontrterroristicheskie-dejstviia-turcii-v-sirii.html).

 

5 сентября во время пресс-конференции в рамках саммита т.н. «G20» президент России Владимир Путин подтвердил, что намерения турецкого президента были известны в Москве значительно ранее 24 августа:

«Что касается неожиданности, у нас для этого и существует министерство иностранных дел, и специальные службы, чтобы у нас было поменьше неожиданностей. В принципе мы понимали, что происходит, куда дело идет. Видно же, и передвижения видны, и устремления, и проблемы видны, которые возникают у той же Турции в связи с событиями в Сирии. А у нее возникают такие проблемы. Я думаю, что не нужно быть большим аналитиком, чтобы понять, какие. Мы это все прекрасно видим, и, по большому счету, никаких неожиданностей здесь для нас нет. Хотя повторю еще раз — мы не приветствуем никаких действий, которые противоречат нормам и принципам международного права”, — отметил Путин.»

(https://ria.ru/syria_chronicle/20160905/1476114020.html).

Не трудно догадаться, что после этих слов турецкое руководство не предприняло ровно никаких мер, чтобы гарантировать правомерность своих действий с точки зрения международного права. Тем не менее, никаких обвинений, выражений озабоченности и т.д. из МИДа РФ не последовало.

То есть, в сухом остатке, грубое, предпринятое без каких-либо консультаций с правительством страны, вторжение на сирийскую территорию, ковровые бомбежки и артобстрелы, уже повлекшие за собой жертвы среди мирного населения, нанесение крайне серьезного ущерба ключевому союзнику Москвы и Дамаска в борьбе с «Исламским Государством» (то есть т.н. «СДС»), в конце концов, даже запрет журналистам на въезд в район проведения «Щита Евфрата» (https://ria.ru/syria/20160824/1475178483.html) вызвали у «первого друга Сирии» только «глубокую озабоченность».

Хорошо известный своими жесткими заявлениями в адрес Анкары Дамаск точно так же прореагировал на нарушение своих границ крупными массами войск крайне вяло: сначала, 24 числа, примерно в 14:00 по Дамаску, МИД САР заявил, что считает действия Эрдогана нарушением суверенитета Сирии, об этом сообщило агентство SANA (https://ria.ru/syria/20160824/1475137540.html) , а на следующий день руководство страны официально обратилось в ООН с требованием принять  меры по предотвращению турецкой агрессии :

«То, что происходит в Джараблусе, не является борьбой с терроризмом, как заявляет Турция, в связи с чем Сирия требует от ООН прекратить эту агрессию и принять действия согласно закону и уважать независимость и целостность государства”, — цитирует заявление сирийское национальное агентство САНА.» (https://ria.ru/syria/20160824/1475139112.html).

Данное требование, кстати, даже для галочки не было поддержано российскими представителями в организации, а министр иностранных дел САР вместо того, чтобы заниматься разъяснением и урегулированием сложившихся обстоятельств, на следующий после вторжения день отбыл в Багдад поздравлять иракский народ с победой в Фаллудже (http://sana.sy/ru/?p=82457).

Чуть позже категорический протест против действий группировки в Джараблусе  и требование вывести турецкую армию и подконтрольных ей боевиков из Сирии высказал Иран (https://ria.ru/syria/20160831/1475691028.html) , но и это заявление не возымело особых последствий и в плане синхронности опять осталось одиноким.

Никто, из представителей «Оси Сопротивления» не предпринял конкретных шагов, чтобы силой или  посредством применения международного права выдворить вояк Анкары с севера провинции Алеппо, никаких угроз в адрес турецкого руководства не прозвучало никакие экономические контракты, заключенные после потепления в отношениях России и Турции не были заморожены или хотя бы приостановлены. Складывалось и до сих пор складывается навязчивое впечатления, что все, что творит Анкара на севере САР так или иначе согласовано с Дамаском и его союзниками…

А теперь давайте примем последнее утверждение за аксиому и рассмотрим ее более детально. Во-первых, крайне интересным является комментарий сирийских властей не столько к началу «Щита Евфрата», сколько к заявленным позже намерениям Эрдогана идти на Ракку:

«Правительство не желает терять ни одного человека ради Ракки. Если американские прокси, курды или даже турки хотят стучать в ворота Ракки – мы это только приветствуем. Алеппо, центральная Сирия куда важнее для нас, чем Ракка, в которой умирающий халифат намерен устроить свое последнее шоу»

vFE-3_EGmrI

Техника турецкой бронегруппы в бою на севере Сирии

Подобные слова приводит кувейтская газета «Аль-Раи», опубликовавшая обширную статью, посвященную переговорам Эрдогана и Путина в Санкт-Петербурге 9 августа и их последствиям. (http://www.alraimedia.com/ar/article/special-reports/2016/08/30/704491/nr/nc).  Любопытно, что название самой статьи в переводе с арабского звучит примерно так: «Путин и Эрдоган поделили Сирию».

По мнению автора, Элияджи Магниера, в ходе петербургской встречи лидеры двух стран сумели прийти к консенсусу относительно будущего раздела сирийской территории. (не стоит удивляться, год кампании ВС РФ в Сирии убедительно доказал. что одними авиаударами проблему не решить, на протяжении всего 2016 года увеличение интенсивности действий ВКС РФ симметрично блокировалось различными зарубежными спонсорами “оппозиции” путем увеличения поставок оружия и “живого материала” “борцам за свободу”).

Согласно Магниеру, чьи слова, собственно и подтверждаются нашими предыдущими наблюдениями, к августу и у Турции, и у России накопилось слишком много тупиковых проблем в сирийском вопросе.

Так Россия вместе с правительственной армией продолжала медленно теснить мятежников, но намеков на абсолютный успех  решительно не наблюдалось, а затраты на кампанию только росли.

Турции, в свою очередь, тоже было накладно все время вдыхать новую жизнь в сирийскую «революцию» и содержать  джихадистов у своих границ и в приграничных территориях самой Турции, к тому же все ближе и ближе подползали друг к другу курдские кантоны, а сил «революционеров», чтобы остановить и пресечь это продвижение, явно не хватало.

Подобная ситуация, а значит вероятность конструктивного диалога, существует уже достаточно давно. Однако камнем преткновения опять становились курды, которых Россия последовательно проталкивала в субъекты ближневосточной политики, чтобы шантажировать Анкару и требовать снижения помощи мятежникам.

В то же время РФ была и есть не единственная страна, живо интересующаяся судьбой сирийских курдов. Случилось так, что, после примерно годовой гонки, львиную долю курдских «акций» себе забрали именно США. Подобный результат вылился в постоянные столкновения формальных союзников – курдов и сирийцев в анклавах Эль-Камышлы и Хасаке.  Порог терпения российского руководства, как это всегда бывает, и здесь, в отношении подобных провокаций, был крайне высок.

Тем не менее, после боев в Хасаке, когда США угрожали сбивать сирийские самолеты, бомбившие провокаторов-курдов, терпение наконец лопнуло. Курды оказались вычеркнуты из послевоенной стратегии Москвы в отношении Сирии. Вот тут то и появилась возможность договориться напрямую с  «готовым к сотрудничеству» и категорически не принимающим курдов Реджепом Эрдоганом.

Таким образом суть соглашения проста: турецкие войска вторгаются на север Сирии (без особых для себя последствий в дипломатическом смысле) и зачищают свою границу от отрядов ДАИШ, а затем перенацеливают удар на курдские города и деревни, недавно у того же ДАИШ и отбитые.

Получив сильнейший удар от турок, курды, как минимум, уже точно не смогут соединиться, а значит станут гораздо сговорчивее и не смогут торговаться с позиции силы. Тогда можно запускать «гонку за курдов» по второму кругу, особенно если последние, в ходе боев с турками не получат существенной помощи от США.

командир РГ САР (в центре) и офицеры Лива аль-Кудус

В центре – один из командиров Республиканской гвардии САР в городе Алеппо. В начале сентября его солдаты нанесли сокрушительное поражение мятежникам на юго-западе города

Граница передается под контроль протурецких боевиков т.н. «ССА», которые, должны будут соблюдать в отношении правительственных сил некий “пиетет” (подобная практика уже была опробована на юге страны, где отряды «ССА», контролируемые Иорданией и Израилем, по факту, лишь симулируют борьбу с Дамаском, занимаясь сниманием стружки с захваченных территорий).

Кроме того, Турция должна окончательно размежевать «своих» «революционеров» с «революционерами» из «Джебхат ан-Нусры», «Ахрар аш-Шам», «Джунд аль-Аксы» и т.д. и вывести их в приграничный район, серьезно облегчив правительственной армии задачу освобождения территорий в Алеппо, Хаме, Идлибе и Латакии.

Некоторые события, как например недавний раскол «Ахрар аш-Шам» и сокрушительное поражение мятежников в юго-западной части города Алеппо свидетельствуют, что подобный процесс уже начался.

Ясно, что в результате, Дамаск почти полностью утрачивает контроль за северной границей Сирии и, возможно, теряет на время северо-восток страны и полоску по северу вдоль Турции. Но, с имеющимися у правительства проблемами, потерями, иногда поражениями, в конце концов внутренними сложностями, это уже не плохо. При подобном раскладе в активе президента остаются все великие города Леванта – Дамаск, Хомс, Хама, Алеппо, и, вероятно, Идлиб – самые густонаселенные и плодородные земли во всей стране. Полностью сохраняется контроль над морскими границами.

Большинство экспертов сходятся во мнении, что основная проблема Дамаска – это не расшатанный в ходе войны госаппарат, не гигантское количество «котлов» с «борцами за свободу» по всей стране, не несколько устарелое вооружение, а критическая нехватка хорошо обученной пехоты.

Syrian-Army-Damascus

Артиллерийская часть САА на тренировочном полигоне в провинции Дамаск

А это значит, что несколько относительно мирных лет и крупные урбанизированные зоны под контролем Дамаска позволят ему дополнительно сформировать несколько полноценных дивизий, создать мобилизационный резерв,  зачистить существующие «котлы» и высвободить оцепляющие их войска, наладить минимальную внутреннюю логистику, чтобы армейские операции не зависили, как раньше, от одного-двух крупных шоссе.

Не ясен остается вопрос с потерянными территориями – восток страны, часть юга севера. Что-то из этих земель, вне сомнения достанется Турции и некоей курдской автономии (если она выживет), на остальных будет царствовать «демократия» в первозданном виде (про ожидающийся в ближайшие два года распад или физическое уничтожение “великого халифата” отдельно говорить не будем, хотя подобное развитие событий становится все более и более очевидным, и уже не только со слов официальной пропаганды).

Тем не менее, в подобных условиях Дамаск будет владеть инициативой: за ним остается обширное правовое и дипломатическое поле, чтобы говорить, что автономии и самостоятельности, на самом деле никто не давал и т.д. и главное – консолидированная территория и вооруженные силы. Тогда вопрос будет стоять не как сейчас – о физическом выживании хрупкой системы, а о том, какие территории в будущем будут возвращены силой или дипломатией в состав Сирии.

Все, сказанное выше, конечно, крайне умозрительно и напрямую зависит от того, выполнит свои обязательства Эрдоган или нет. Не надо забывать, что граница, контролируемая «ССА» – очень хороший козырь, чтобы еще раз экспортировать “революцию” в страну, наладить свою, «революционную» логистику и нанести Дамаску фатальный удар.

Так или иначе, понятно, что Россия, в силу политических и экономических проблем уже не может, как Иран, вести в Сирии долгую войну на истощение. Поэтому Москва делает такие серьезные шаги, надеясь быстро разрешить проблему. Повышаются ставки, повышаются и риски.


Подписывайтесь на Al-Masdar News Russian в социальных сетях:

Страница в Вконтакте

Страница в Фейсбуке

Страница в Google+

Твиттер

 

Advertisements
Share this article:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Notice: All comments represent the view of the commenter and not necessarily the views of AMN.

All comments that are not spam or wholly inappropriate are approved, we do not sort out opinions or points of view that are different from ours.

This is a Civilized Place for Public Discussion

Please treat this discussion with the same respect you would a public park. We, too, are a shared community resource — a place to share skills, knowledge and interests through ongoing conversation.

These are not hard and fast rules, merely guidelines to aid the human judgment of our community and keep this a clean and well-lighted place for civilized public discourse.

Improve the Discussion

Help us make this a great place for discussion by always working to improve the discussion in some way, however small. If you are not sure your post adds to the conversation, think over what you want to say and try again later.

The topics discussed here matter to us, and we want you to act as if they matter to you, too. Be respectful of the topics and the people discussing them, even if you disagree with some of what is being said.

Be Agreeable, Even When You Disagree

You may wish to respond to something by disagreeing with it. That’s fine. But remember to criticize ideas, not people. Please avoid:

  • Name-calling
  • Ad hominem attacks
  • Responding to a post’s tone instead of its actual content
  • Knee-jerk contradiction

Instead, provide reasoned counter-arguments that improve the conversation.